ИСКО - МЕНЕДЖМЕНТ
Исследования Консультации Обучение
КОНТАКТЫ
тел.
+7 (343) 355-82-12
355-82-19

eson@ies-holding.com
написать письмо
Поиск:

  Если б мы знали, во что впутываемся, мы никогда ни во что бы не впутывались. (Зак...

ИССЛЕДОВАНИЯ
КОНСАЛТИНГ
ДЕЛОВЫЕ ИГРЫ И
СТРАТЕГИЧЕСКИЕ
СЕССИИ
БИЗНЕС-
ОБРАЗОВАНИЕ
ОТЗЫВЫ ОБ
ОБУЧЕНИИ
КНИГИ И СТАТЬИ
НАШЕЙ КОМАНДЫ
Воспоминания об играх Г. П. Щедровицкого

Предметники разбивались на группы, и в соответствии с заданиями в группах готовили доклады по проблемам, и в группах обязательно назначался игротехник, некоторый методолог, который им помогал удерживать предмет, начиная от того, чтобы не спать и не начетничать, а работать по существу. Главное требование – чтобы было мышление, мышление и мышление. В игре надо было думать и работать. Стереотип того, что это конференция, что надо сделать доклад, отчитать по бумажке, разрушался. После чего предметники, которые работали отдельно, смешиваются в разных направлениях: порезвивались полдня, теперь мы это соединяем и получаем продуктивную энергию. Доклады, естественно, расходились, следующий докладчик уже начинал спорить и оппонировать первому, и возникало расхождение.
Раскрутка продолжалась до тех пор, пока не возникал момент организованной рефлексии, результатом которой должна была становиться проблематизация этой предметной области, т. е. у нас было полное единомыслие перед тем, как мы пришли в эту область, а кончается это в конце первого-второго дня полным безобразием. Ничего мы не сделали за 40 лет в своей области, и возникали перечень проблем этой области, процесс решения этих проблем, тоже организованный как действие, решение этой проблемы. Естественно, это завершалось отчетом об игре и о проблемах, о найденных решениях высокого уровня адресации. И, действительно, по существу во многих областях оказывалось, что впервые проблема выступила явно. Люди испытывали очень большие психологические нагрузки в ходе игры. Не знаю, правда это или нет, но Георгий Петрович хвастал, что за жизнь на него было подано 4 или 5 судебных исков за разрушение личности со стороны разрушенных, поскольку происходило отнимание идолов, игрушек, с которыми привыкло иметь дело сознание, обессмысливание. Представьте – человек 30 лет работал и за три дня игры понял, что в лучшем случае, сделанное – ничтожно, а в худшем – никчемно. Он сделал то, что никакой проблемы не решает, что не нужно никому, он писал диссертацию, статьи, и он сделал такой ритуальный образ жизни, и за три дня полностью развалили весь его образ жизни. Кроме того, нагрузки были не только объективные, но и субъективные, человека тренировали, сплошь и рядом обижали, впрыскивали адреналин.
По некоторому небольшому своему опыту могу себе представить, в каком режиме работал организм и мозг руководителя игры, у него нагрузка должна быть, по идее, раз в 10 больше. Я провел свою первую маленькую игру – до обеда 4 часа и после обеда 3. Через полчаса после начала обеденного перерыва в столовой я чисто машинально померил пульс, и другие всякие физиологические проявления напряжения были.
Не знаю, есть ли на этот счет какая-нибудь теория, но, по моим представлениям, по существу в ходе игры вы много часов находитесь голыми и совершенно незащищенными и можете в любой момент получить сапогом. Там сидит доктор наук, и его не объедешь, и он все знает, и он авторитет, и он будет орать, давить и т. д. и независимо от ранга, люди вообще не любят, когда их раздевают, нагрузки очень большие – парочку таких приемов, чтобы у вас возникал образ.
По-моему, это было в игре с авиастроителями-разработчиками Минавиапрома. Один из участников, взбеленившись от давления, которое на него постоянно оказывалось, устав ссылаться на то, что это начальство не позволит что-то делать, это инструкция не позволяет другое делать, на это не выделены средства и т. д. стал кричать, что плевать он хотел на все эти проблемы, у него мозоль на ноге мешает жить. Она болит, и это и есть проблема, а то, что там самолеты падают – его это не волнует. Только он это произнес, как Щедровицкий, в том же стиле, а он сидел, почти дремал, стал кричать, что ему дела нет до его мозолей. Если кровоточит, то пусть он весь истечет кровью, после чего он стал орать уже не про мозоль, а про действительные причины, что он боится Сидорова, который на самом деле «стукач» и т. д. Т. е. человек начинал говорить то, что на самом деле. Это – прием обострения напряжения. И прием противоположный – снятии или сброса напряжения, непродуктивный, который не работает на игру. После 10 минут нечеловеческой перепалки спорящих предметников, методолог сказал одному и второму – вы говорите вот про это, а вот вы говорите вот про это, и это разное. Возник эффект рефлексии, им сказали, что они «фуфло». Они орали 10 минут друг на друга, а они говорили про разное. Не надо было орать – каждый орал про разное. Они не коммуницируют. Этот кричал, что проблема такая-то, а другой – про другое. Это почти эффект того, что на полном скаку коня не остановить.
Оргдеятельностыне игры – это ни в коем случае не игры, как таковые. Игра – это просто внешне похожая форма, а на самом деле это – методологическая вещь. Отработка, имитация профессиональной деятельности. Оргдеятельностные игры – антипредметные.

 

Кучкаров З. А. Методы концептуального анализа и синтеза в теоретическом исследовании и проектировании социально-экономических систем. Курс лекций Т. 1 М., Концепт, 2005, с. 134-135


Наша история      Кафедра УрФУ      НОЦ «ИНЖЭК»      Наши публикации      Интервью,отзывы в СМИ      Партнеры      Карта сайта      
ФГАОУ ВПО «УрФУ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина», 2008 - 2012
сообщить об ошибке