ИСКО - МЕНЕДЖМЕНТ
Исследования Консультации Обучение
КОНТАКТЫ
тел.
+7 (343) 355-82-12
355-82-19

eson@ies-holding.com
написать письмо
Поиск:

10 и 1 признак того, что ты участвовал в деловой игре у Гительмана
1. Слова дискотека,...

ИССЛЕДОВАНИЯ
КОНСАЛТИНГ
ДЕЛОВЫЕ ИГРЫ И
СТРАТЕГИЧЕСКИЕ
СЕССИИ
БИЗНЕС-
ОБРАЗОВАНИЕ
ОТЗЫВЫ ОБ
ОБУЧЕНИИ
КНИГИ И СТАТЬИ
НАШЕЙ КОМАНДЫ
Мы приобретали колоссальный опыт

МЫ ПРИОБРЕТАЛИ КОЛОССАЛЬНЫЙ ОПЫТ

Проведение непосредственно в производственных коллективах организационн-деятельностных игр ведущими сотрудниками нашей кафедры – в те годы сотрудниками только, что созданной отраслевой лаборатории проблем совершенствования хозяйственного механизма атомной энергетики СССР, началось в конце 80-х годов. Я не случайно сделал акцент на «непосредственно в производственных коллективах». Это совершенно другое, нежели для студентов или других групп людей. Здесь нерв интересов, маски-шоу, а потому игра по-настоящему. Первым предприятием, для которого такая игра разрабатывалась и проводилась, была Белоярская АЭС. Всем нам она далась нелегко, но особенно тяжело, думаю, пришлось мне. Я только что перешел в лабораторию с практической работы и не имел опыта работы в новой для меня области. Кроме того, мне в этой конкретной игре планировалась разработка направлений совершенствования внутрицехового хозрасчета – довольно узкая проблема, а, как известно, труднее всего «танцевать вальс на столе». Угроза «потерять лицо» заставила меня надолго зарыться в специальную литературу, проанализировать весь свой производственный опыт, вспомнить и систематизировать все, что я видел в других энергосистемах в ходе организуемых Минэнерго взаимопроверок. Но чем ближе становилась дата начала игры, тем сильнее нарастало нервное напряжение. Наконец пришло время игры. Необходимо было сразу преодолеть извечное предубеждение «практиков» к «теоретикам»: дать «выпустить пар» и направить обсуждение в деловое русло. Приходилось очень быстро, как сейчас говорят в режиме он-лайн, анализировать оценки и идеи участников, отделять «зерна» от «плевел». Причем, если кто-то из участников упорствовал в заблуждениях, делать это жестко и нелицеприятно. Напряжение колоссальное. Давление и адреналин, похоже, все время выше нормы. Нормально обедать не могу – максимум второе блюдо. Вечер и полночи (до 2 – 3 часов) анализируешь и обсуждаешь с коллегами работу за день, корректируешь планы на завтра. На второй день игры уже легче. Тебя и всех нс – ведущих игру перестали «проверять», признают наши системные профессиональные знания проблемы, обсуждение начинает идти в позитивном русле. Наконец предложения разработаны (их уровень меня вполне удовлетворяет), доложены и защищены группой на пленарном заседании. Игра закончена. Нас поздравляют. Эйфория. Хочется праздника. Впоследствии мы провели много игр в различных коллективах от Камчатки до Кольского полуострова. В том числе несколько демонстрационных, на которые из Москвы приезжали руководители и ведущие специалисты Минатомэнерго, СССР, отраслевых институтов. Конечно было приятно, когда нас благодарили участники игр и руководители предприятий. Но такого подъема, как после игры на Белоярской АЭС, я уже не испытывал. Подобные уровень нервного напряжения и эйфории после успешного проведения деловой игры я вновь испытал лишь через несколько лет после игры с руководством крупного энергообъединения. Это были времена, когда в воздухе витало предчувствие кардинальных перемен. Персонал предприятий хотел хозяйственной и финансовой самостоятельности. Причем, на всех уровнях. Работники мастерских участков считали, что не нужны районы электрических сетей, работники районов, что – предприятия электрических сетей, они могут напрямую подчиняться энергообъединениям. Работники крупных электростанций считали, что прибыль должна формироваться не в энергообъединениях, а у них, причем в размерах соответствующих их доле в выработке электроэнергии энергообъединением и т. п. Разработать эффективную модель совершенствования экономического механизма, преодолев с помощью самих участников игры деструктивный настрой на растаскивание производственных объединений «по интересам» было очень непросто. Тем более, что в отличие от Белоярской АЭС в энергосистеме нас не знали. Воспринимали, как очередную команду «ученых», пытались продемонстрировать, что мы мало что понимаем в реальной экономике. Направить разработку преобразований в позитивное, учитывающее системные интересы русло было очень не просто. Помогало наличие у большинства нашей команды помимо ученых степеней в области экономики инженерного образования в области энергетики. Чтобы передать атмосферу «хозяйственного мышления» того времени, приведу только один пример. Отстаивая идею передачи сбыта энергии в сетевые предприятия, директор одного из них, где это в качестве эксперимента было сделано, в запале дискуссии сказал, что в некоторые месяцы у него отрицательные потери в сетях. А после настойчивых вопросов ведущего, как такое может быть, пояснил – за счет «правильной» настройки счетчиков энергии в пределах допустимого диапазона погрешности измерения. Долгое время обсуждение проблем принимало то деструктивный, то позитивный характер, временами возникали сомнения в способности достичь эффективных конечных результатов. Перелом наступил только в середине второго дня. После того как игра благополучно закончилась, наступил полный упадок сил, но хотелось громко кричать: мы все-таки сделали это! Мы переломили ситуацию и вышли на конструктив!

Ростик О. М., к.э.н., доцент кафедры систем управления

энергетикой и промышленными предприятиями


Наша история      Кафедра УрФУ      НОЦ «ИНЖЭК»      Наши публикации      Интервью,отзывы в СМИ      Партнеры      Карта сайта      
ФГАОУ ВПО «УрФУ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина», 2008 - 2012
сообщить об ошибке